Мурлыканье
мурмурмур и два ахоге
Совершенно непонятно, почему некоторые книги очень рекламируют, а другие — совсем нет.
Вот в конце прошлого года перевели прекрасный роман прекрасной Стеллы Гиббонс, главная прекрасность которого в том, что всё серьёзное может быть гомерически смешно, но почему-то об этом почти никто не знает.
Флора Пост в возрасте 19 лет внезапно осталась без родителей и без малейшей склонности идти работать машинисткой, но с непреклонной и неумолимой тягой к порядку, поэтому первым делом она рассылает родственникам письма, интересуясь, нельзя ли у них пожить. Больше всех прочих ответов её привлекают загадочные родственники из Суссекса: братья с вилами, полные грязи боты и медленно загнивающий дом с жуткой тайной в самой своей сердцевине. Как несложно догадаться, это такой игровой роман, вобравший в себя примерно всю литературу 19 века, или, вернее сказать, нагло влезший во всю эту литературу своими грязными ботами, выбив клочья пафоса даже из Эльфины — героини, танцующей в тумане на холмах.
Флора Пост примется разгребать авгиевы конюшни запылившейся английской литературы: тут будет играющий мускулами Сиф, влюблённый в ферму Рувим, предпочитающая рыдания уборке Юдифь, говорящий с крысами Урк, сигающая в колодец дальняя родственница, папаша-проповедник, Эльфина, которую срочно надо выдать замуж и отучить писать стихи, и старая бабка, которая в детстве увидела что-то гадкое в сарае и выяснила, что психологическая травма — очень удобная штука. Ах да. Коровы теряют ноги. Но они от этого не особенно страдают, так что беспокоиться не о чем.
Иными словами, традиция сенсационного романа с ёбким подавленным либидо встречает традицию чувственного романа и традицию романа сентиментального с простыми парнями на фоне благоухающего навоза. Естественно, язык скачет, пародируя то одни характерные конструкции, то другие, то третьи, и в конечном счёте получается практически Джейн Остен, только сто лет спустя. Но если Остен пародировала не столько литературу, сколько свою собственную реальность, Гиббонс пародирует уже конкретно нереальность литературную.
И самое славное, что это искренне смешно. Боже, храни английский юмор.

@темы: о книгах