Мурлыканье
мурмурмур и два ахоге


Павел Фокин, "Достоевский без глянца"
У самого болезненного писателя в русской литературе с его лихорадочным текстом были самые здоровые отношения в истории этой самой русской литературы. Дневники Достоевских — счастье.

Умберто Эко, "Сказать почти то же самое. Опыты о переводе"
Чем примечателен русский перевод книги: Эко приводит множество примеров из переводов с/на английский/французский/немецкий/латынь/немецкий/итальянский, и пока переводчики на другие языки оставляют эти куски нетронутыми (пусть читатель разбирается как хочет, ведь Эко в своей книге тоже не даёт переводов переводов), Андрей Коваль переводит всё. В конце книги есть приложение, которое так и называется: "переводы переводов". Плюс очень подробные комментарии переводчика.

Каталин Дориан Флореску, "Якоб решает любить"
Надтекстовый текст в том смысле, что настоящий сюжет там на уровне аллегорий и метафор, которые, впрочем, легко считываются, т.к. это в основном сплетение библейских мифов и библейской картины мира. И немного язычества.

Kenneth Grahame, "The Reluctant Dragon"
Святой Георгий пришёл сражаться с драконом, а тот хочет спать.

Питер Акройд, "Шекспир. Биография"
Романизированная биография Шекспира в социальном контексте эпохи вообще и ближайшего окружения Шекспира в частности.

Kenneth Grahame, "The Wind in the Willows"
Ну ладно, это детская книга, тут нет ничего сложного, подумала я и получила тонну крутейшей и местами устаревшей лексики плюс нестандартное словоупотребление.

Евгений Ланн, "Литературная мистификация"
Ланн разбирает этическую проблему мистификаций, строя текст вокруг огромной фигуры умолчания — Шолохова.

Павел Фокин, "Чехов без глянца"
"Уши у Чехова были большие, некрасивой формы, но другие такие умные, интеллигентные уши я видел ещё лишь у одного человека — у Толстого".

Юстейн Гордер, "Замок в Пиренеях"
Люди много говорят о жизни после смерти. В финале что-то происходит.

Цунетомо Ямамото, "Хагакуре. Сокрытое в листве"
"Говорят, что если рассечь лицо вдоль, помочиться на него и потоптаться по нему соломенными сандалиями, с лица слезет кожа. Об этом поведали священнику Гёдзаку, когда он был в Эдо. Подобными сведениями следует дорожить".

Майгулль Аксельссон, "Лёд и вода, вода и лёд"пост

"Беспокойное бессмертие: 450 лет со дня рождения Уильяма Шекспира"
Собственно, это не книга, а номер "Иностранной литературы" двухлетней давности, но очень толстый и крутой номер об основных тенденциях шекспироведения, о том, так ли важен вопрос личности Шекспира, как оценивал Шекспира Честертон и почему Фрейду было важно доказать,что Шекспир не был человеком из Стратфорда. А ещё немного про историю английского театра и фрагмент перевода хроники "Ричард III" Величанского с привлечением архаизмов.

Джеймс Джойс, "Герой Стивен"
Подобралась к ранней прозе Джойса. Всё сложно.

Кейт Аткинсон, "Музей моих тайн"пост

Джеймс Джойс, "Дублинцы"
У Джойса очень интересный Дублин — парализованный и застывший, разбитый. Там всё происходит одновременно и многомерно, но никуда не двигается, как во всей Стивениаде вообще.

Джеймс Джойс, "Портрет художника в юности"
Модернистский вопрос совместимости религии и искусства и ступенчатая структура: пики повествования, перемежающиеся интерлюдиями.

Андре Моруа, "Земля обетованная"
Женщины увлекаются психоанализом и разочаровываются в жизни.

Жан-Батист Мольер, "Жорж Данден, или одураченный муж"
Из сословных проблем, как известно, получается и хорошая драма, и хорошая комедия. Второй вариант.

Майгулль Аксельссон, "Я, которой не было"
Женщина пятьсот страниц пытается решить, как её зовут. Вокруг происходит Швеция.

Кэтрин Портер, "Полуденное вино"
Убийство — лучший выход из половины сложных жизненных ситуаций. Выход из другой половины — самоубийство.

Эндрю Ходжес, "Игра в имитацию"
Книжка была прекрасная, редактура была ужасная.
Очень клёвая книга про Алана Тьюринга, но сквозь перевод, к сожалению, очень сложно продраться.

Ян Парандовский, "Петрарка"
Романизированная биография Петрарки, который тырил книги из монастырей.

Элизабет Гаскелл, "Север и юг"
Истинно английские леди обличают индустриализм и бегают от замужества.

"Детский мир" (сборник, составитель — Дмитрий Быков)
Не то чтобы мне так уж не нравился формат жж-постов, но это не повод называть их рассказами.

"Бестиарий любви в стихах"
Бестиарий любви — страшно забавный жанр куртуазной литературы. Фактически это классическое письмо к Даме, неклассически основанное на материале бестиариев. Встречаются прямо-таки обескураживающие сравнения.

Ларри Нивен, "Мир Кольцо"
Генномодифицированные люди опасны для вашего здоровья.

Сомерсет Моэм, "Узорный покров"
Смесь дао с христианством, или как хорошо прожить полезную жизнь.

Элизабет Гаскелл, "Крэнфорд"
Страшно уютный роман о провинциальном городке с его преимущественно женским обществом. Много забавного, много трогательного, много всякого.

Сомерсет Моэм, рассказы
Моэм особенно симпатичем мне тем, что он писал для масс и не стеснялся этого, но при этом не считал свою аудиторию идиотами. Где-то он недоговаривает, где-то иронизирует, но везде честно рассказывает историю.

Сомерсет Моэм, "Подводя итоги"
Фактически это такое огромное эссе на сотню актуальных для Моэма тем: роль литературы в мире модернизма; смерть и религия; деньги или высшее предназначение; честность или честность; и что-нибудь ещё.

@темы: список, о книгах